Дороги и ПДД по-японски

Возвращаясь к рассказу о поездке в Хакодатэ, хочу немного написать про дороги в Японии, с точки зрения велосипедиста. Качество дорожного полотна в Японии очень высокое, и практически везде, даже в пригородах. Выбоины и прочие сюрпризы встречаются довольно редко. В этом плане, местные дороги можно сравнить с австралийскими. С российскими сравнивать как-то не хочется.

Местные ПДД для велосипедистов не совсем ясны. Причина тому частично в том, что велосипедисты бывают разные, и ездят они тоже по-разному. В Японии наблюдается в основном две разновидности велосипедистов: домашние и дикие. Первая разновидность является преобладающим большинством и включает в себя широкий спектр населения, начиная от школьников и кончая пенсионерами. Эти товарищи, как правило, делят тротуар с пешеходами, и правила на них немногим отличаются от ПДД для пешеходов: например, переходить дорогу следует только по зебре (если она есть). Велосипедисты так же обязаны уступать дорогу пешеходам - при любом инциденте, виноват будет велосипедист (если он ещё и еврей - то виноват будет дважды). С связи с этим, манера езды домашних велосипедистов ориентирована на максимум безопасности, возможности торможения, и повышенного маневрирования на сверхмалых скоростях. Реализуется такая езда в основном за счёт спущенного до предела седла (подробнее - тут).

Вторая, дикая, разновидность местных велосипедистов - порода чрезмерно редкая, и встречается в основном за городом. Но и в городах они есть. Такие велосипедисты избегают тротуаров и идут вместе с потоком машин, тем самым снизив до предела риск пешеходам за счёт собственной безопасности. Это позволяет быстро и энергично передвигаться по местности - нет пешеходов, некому путаться под ногами. Большинство водителей относятся к диким велосипедистам с пониманием - обгоняют на безопасном расстоянии, не подрезают, ведут себя прилично. Бывают и уроды: обгоняют в притык, даже когда соседняя полоса совершенно свободна, после обгона включают поворотники и жмут на тормоза - мол, я тут налево поворачиваю, если ты не успеешь притормозить и вмажешься мне в задний бампер, то это твои проблемы. Но это везде так. В семье не без урода.

К сожалению, ПДД как-бы не различают между двумя породами велосипедистов, т.е. дикие велосипедисты вроде как-бы обязаны на каждом перекрёстке слезать с коня и переходить пешком по зебре вместе с пешеходами. Поворачивать направо вместе с машинами (в Японии левостороннее движение, так что поворот направо идёт поперёк встречной) - строго воспрещается. Многие, по мере возможности, игнорируют велосипедные ПДД и следуют автомобильным. Тут важно, чтобы остальные водители поняли, что ты - не безнадёжно заблудившийся велосипедист, а сверхлёгкий автомобиль мощностью в 0.15 лошадиных сил. Наиболее верный способ - по возможности, занять целую полосу движения, например, остановившись на светофоре или в медленно идущем потоке. Таким образом никто не станет тебя притеснять к бордюру, или поворачивать перед тобой налево после обгона, притворившись, что тебя не заметили. Про отношение местной полиции к такому поведению - не знаю, беседовать не приходилось.

Продолжение следует.

Озеро Сикоцу

shikotsu-ko

За прошедшие выходные удалось выбраться из города и съездить на озеро Сикоцу. Естественно, на велосипеде. Сикоцу-ко, как называют его местные, находится в горах на юго-западе от города, на расстоянии примерно 40км. В принципе, вполне возможно выбраться туда, отдохнуть и вернуться в город за один день, но мы предпочли взять палатку и остановиться там на ночь, чтобы, не торопясь, вкусить все прелести горной природы.

Погода в этот раз была просто замечательная. На Хоккайдо наконец-то наступило лето. На небе - ни облака, температура воздуха - 25 градусов, температура асфальта (да, был и такой указатель!) - 35 градусов.

Маршрут в горы довольно простой. Поднимаемся 10км вдоль речки Тойохира, до южной части Саппоро. Оттуда напрямую идёт трасса в горы: мимо Гейдзюцу-но-мори, в сторону Токива. Заблудиться возможности почти нет - везде указатели, некоторые из них даже на английском. Единственный нестандартный момент: в районе Токива есть развилка, где дорога на Сикоцу-ко уходит вправо, а дорога влево уходит обратно в Саппоро, вокруг горы Сирахата. Так вот, после этой развилки есть очень даже неплохая велосипедная дорожка, но она находится только вдоль правой (встречной, если ехать в горы) стороны дороги. В данном случае лучше переехать дорогу после развилки и ехать по велосипедной дорожке - хоть она и встречная, но находиться на ней намного безопаснее, чем на трассе вместе с машинами. На подъёме, машины намного быстрее велосипедистов, и быть рядом с ними не очень комфортно. А вот на спуске велосипед движется немногим медленнее, чем разрешённые в тех местах 60км/ч, а то и быстрее. По качеству дорожного покрова, велосипедная дорожка всё-таки уступает асфальтированной трассе, так что на спусках лучше находиться именно на последней. Поэтому велосипедисты, ехавшие под гору, как правило, идут вместе с потоком машин.

По пути мы встретили много велосипедистов: человек 20, как минимум. Народ катается, в основном, по одиночке, и без вещей - т.е. выезжают на один день без ночёвки. К тому же, ехавших нам на встречу было намного больше, чем ехавших в нашем направлении. Видно, народ выбрался в горы пораньше, чтобы миновать жару. Японский этикет в лучшем виде распостранился на велосипедистов - мы киваем встречным велосипедистам, ну а они - нам. Это здорово подбадривает. Естественно, к обычным городские велосипедистам это правило этикета не относится. Кивать каждому в городе - шея отвалится.

Неподалёку от озера есть пара онсэнов - горячих источников, где можно помыться, попариться и отдохнуть. Там же можно отовариться и запастись пивом на вечер. Мы выбрали онсэн Марукома - он находится на самом озере. Есть даже отделение, которое вытекает прямо в озеро Сикоцу. Немного необычно - сидишь в ванне, балдеешь, а на расстоянии 3-4 метра озёрные рыбки плавают. В саму ванную они не заплывают - жарко им (температура воды около 40 градусов). Рыбкам - жарко, а вот водорослям - в самый раз, так что стенки ванной покрыты естественным слоем. Там есть ещё и гостиница, но нас она не заинтересовала - у нас была палатка и спальники.

Обратно из гор мы ехали через город Титосе. Если объехать озеро Сикоцу, то с восточной его стороны идёт специальная велосипедная дорожка прямо до самого города. От Титосе по трассе можно добраться до Кита-Хиросимы, а оттуда идёт ещё одна велосипедная дорожка - та самая, с которой начался мой эпический заезд на Хакодатэ. Дорога от Сикоцу в Саппоро через Титосе занимает 3-4 часа езды. Если ехать напрямую, то можно добраться часа за два - большая часть обратного пути - крутые спуски, на которых можно разогнаться до предела.

В конечном итоге, за два дня мы проехали около 120км.

Воскресение

Штат нашей лаборатории меняется примерно каждые три года. Основная часть студентов - аспиранты, учащиеся на магистратуре, а этот долгий и мучительный процесс занимает, как правило, два года. За полгода до начала магистратуры, совсем ещё зелёные студенты-четверокурсники впервые попадают в лабораторию, и им назначают тему для дальнейшей работы. Темы делятся на две части: новые, которые студенты будут развивать "с нуля", и старые, которые подготовили перед своим выпуском уже состоявшиеся магистры.

Среди старых тем есть козырные, а есть не очень. Тут уж раз на раз не приходится. Хозяевам второй категории остаётся лишь сочувствовать, и желать набраться терпения до выпуска. В противном случае, если текущая тема явно тухлая, то за полгода до выпуска можно, если повезёт, получить тему-выручалку, заготовленную Великой и Могучей именно для таких случаев. Протухшая тема же задвигается как можно дальше на полку, чтобы об неё больше никто не спотыкался. Но не всегда. В противном случае, выпуск откладывается и мучения продолжаются.

На дворе июнь-месяц. Половина первого семестра уже позади, начались семинары. Семинары, или "зэми", как принято называть их среди местного населения - явление, достойное отдельного описания. Чтобы не слишком отходить от темы: на семинарах студенты читают доклады о проведённой работе. Вся лаборатория их слушает. Развлечение сие занимает от трёх до шести часов, чем практически убивает продуктивность нормального человека на целый рабочий день.

Так вот, сижу я на сегодняшнем семинаре, тайком позёвывая, слушаю доклады новых студентов, поступивших на магистратуру в апреле. И тут меня пробивает чувство, что всё это уже было, что все эти уравнения и диаграммы я уже где-то видел, и далеко не в самой приятной обстановке… О нет, только не это. Перед глазами мелькают вспышки сцен, где сэнсэй перед всеми высмеивает раскрасневшегося студента-мученика, вынужденного вытягивать диссертацию из протухшей, замусоленной темы. Тот боец со своей задачей справился, крест свой до Голгофы дотащил, диссер написал, магистра получил, и теперь успешно вкалывает где-то на галерах японской ИТ-промышленности. Но последний долг перед новым поколением он, по ходу дела, выполнить не смог. Серебряная пуля и осиновый кол не нашли свою цель. Протухшая тема, сдув с себя накопившуюся пыль, воскресла, слетела с полки, и теперь нашла новую жертву.

За следующие пару лет, жертва станет такой-же, как и её предшественник. Она будет таким-же образом скучно бубнить доклады на зэми, так же краснеть, прятать взгляд и изредка пускать слезу во время допросов Великой и Могучей. Таким образом, из нашей лаборатории никто полностью и не уходит. Меняются только имена и лица.

Зэми

"Сегодня я обманул контролера… купил билет, и не поехал"

Примерно два раза в месяц наша лаборатория, всем составом, летает в Сеул. Или в Сингапур, Тайланд, на Гавайи... Или, на худой конец, в Пекин. Только делаем мы это не покидая Саппоро. Собираемся все вместе в небольшой зал, и в добровольно-принудительном порядке принимаем участие в древнем обряде, имеющее таинственное название "зэми". В силу того, что во время зэми напрягается в основном только одна часть тела - та, на которой сидишь - между зэми и многочасовым перелётом имеется очень много общего.

Как я раньше уже писал, проведение обряда в стандартном варианте занимает около трёх часов. График зэми довольно гибкий, определённых дней нет. Всё зависит от географического местоположения Великой и Могучей, которое, в силу её повышенной занятости, меняется довольно часто. С связи с этим, иногда даже приходится проводить два зэми подряд. В двойном варианте, обряд занимает шесть часов, а то и больше. Шестичасовые зэми напрочь отшибают дальнейшее желание учиться или даже вообще находится на территории университета, чем убивают продуктивность нормального человека на целый рабочий день. Местные же студенты после них, как правило, возвращаются на рабочие места. Работают ли они, и если да, с какой продуктивностью, остаётся только догадываться.

Порядок обряда таков. За день до зэми, студенты-докладчики раздают всем распечатки своих докладов. Как правило, день до зэми - период повышенной активности. Лаборатория просто бурлит и кипит - доклады, как правило, должны иметь непосредственное отношение к теме докладчика, т.е. включать в себя результаты экспериментов, доказывающих существенное улучшение результатов. Все это занимает обе стороны стандартного листа А4. Короче говоря, приходится здорово потрудиться. Халявы не бывает (почти, может потом про это отдельно напишу). Местные студенты иногда даже ночуют прямо в лаборатории.

Итак, наступает день зэми. Все собираются в зале, в ожидании Великой и Могучей. Руководит парадом сэнсэй-младший. Он вызывает следующего по порядку докладчика. Докладчик выходит и… читает доклад, с начала до конца. Как правило, на японском. И, как правило, монотонно, скучно и без особых усилий придать прочитанному хоть какой-либо блеск или изюминку. На меня такие доклады действует примерно вот так:



Спать во время зэми как-бы запрещается, но пресекается только в непосредственной зоне наблюдения Великой и Могучей и сэнсэя-младшего. Есть козырные места, так называемые "мёртвые зоны", где можно подремать, или заняться чем-нибудь полезным. Последнее, кстати, тоже запрещается - во время зэми все обязаны сидеть и слушать, как докладчик ритмично бубнит себе под нос. Можно писать конспекты. Ноутбуками пользоваться нельзя. Планшетами, почему-то, можно. Можно, так же, с виноватым видом, встать и выйти на пару минут, чтобы удовлетворить естественные потребности. Лично я понятие "естественные потребности" растягиваю до "сохранение здравого мышления", и смотрю смешные ролики на ютубе, чтобы набраться хоть немного позитива.

Один доклад занимает, как правило, минут 10-15, но на этом мучения докладчика не заканчиваются. Сэнсэй-младший, руководящий парадом, интересуется, есть ли у кого из студентов вопросы к докладчику. Вопросы бывают, как правило, двух сортов: уточняющие и бьющие наповал. Первых, как правило, больше, и много времени они не занимают. Вторые бывают довольно редко - ими наказывают провинившихся докладчиков. Чаще всего их задают старшие студенты. Был у нас один такой садист, любитель задавать острые вопросы, но он выпустился в апреле. С тех пор атмосфера во время зэми стала немного менее напряжённой.

Иногда вопросов от студентов вообще нет. Это - верный признак того, что весь доклад пролетел мимо ушей. Непосредственного вреда докладчику это не несёт, но и пользы тоже мало.

По окончанию вопросов от студентов, руководящий парадом сэнсэй-младший задаёт вопросы лично от себя. Обычно такие вопросы имеют уточняющий характер, и помогают докладчику собраться и подготовиться к главной части обряда - вопросы от Великой и Могучей.

В отличии от вопросов от сэнсэя-младшего, вопросы от Великой и Могучей обычно агрессивнее и отвечать на них намного сложнее. Некоторые студенты, понимая, что их загнали в тупик, просто молчат, краснеют, делают виноватый вид и прячут глаза. Пару раз даже пускают скупую слезу - не только девушки, но и парни! Впрочем, это бывает крайне редко.

Всё это напоминает расклад "good cop, bad cop", которые часто встречается в фильмах про полицейских: в допросе арестованного участвуют два полицейских: один добрый, один злой. Допрашивают они поочередно. Цель - своим контрастным поведением расшатать психику арестованного и тем самым добиться его содействия. Не знаю, как всё происходит на деле, но в фильмах работает здорово. Я этот момент просёк довольно быстро: тут важно не расслабляться и достойно отвечать, не подавать признаков слабости или паники.

После этого, сэнсэй-младший ещё раз интересуется, если ли вопросы у кого либо из студентов, и на этом мучения докладчика завершаются. Выходит следующий, и всё начинается заново. Нередко на одного докладчика уходит полчаса, а то и больше.

Польза в этих зэми, несомненно, есть. В первую очередь, получается неплохая тренировка для конференций, где порой приходится отвечать на трудные вопросы. Первые несколько зэми меня основательно мандражило, но через пару заходов, я привык к обстановке и перестал волноваться. Попав на первую конференцию, меня не трясло от страха, как бывает с некоторыми молодыми студентами.

Далее, зэми позволяют хоть немного ознакомиться с работой других студентов в лаборатории. Мы все работаем по-одиночке, так что напрямую сотрудничать возможности мало. Через зэми проходит хоть какой-то обмен информацией. Конструктивная критика, когда она есть, здорово помогает развитию своей темы.

При создании доклада так же получаешь здоровый опыт выражать свои мысли письменно, что для научных публикаций очень важно. За три года в лаборатории, качество моей писанины заметно улучшилось: всё стало как-то короче и ясней.

Ну вот вроде и всё про зэми. А, вот, про название забыл: оно происходит от сокращения немецкого seminar. 

Прокол

Без приключений доехать до Томакомая у меня так и не получилось.

Где-то километров за 20 от города, неподалёку от озера Утонай, я налетел на гвоздь и проколол шину на заднем колесе. "Ой," вздохнула шина, и сразу сдулась. Ехать дальше было невозможно, и мне пришлось заняться заменой в полевых условиях.

В принципе, замена внутренней камеры на велосипеде - дело довольно пустяковое, если иметь запчасти, приборы, и определённый опыт. В материальном плане, всё было хорошо - запчасти и приборы у меня были. К сожалению, опыта у меня не было - лишь один раз приходилось наблюдать, как это делается со-стороны. Так что первую свою замену мне предстояло провести на обочине пригородной дороги, без посторонней помощи, под дождём.

Возни с заменой заднего колеса намного больше, чем с заменой переднего - надо снять сумки, которых было три (обе по бокам, одна сверху) и снять цепь. Снять цепь и не испачкаться - почти то-же, что выйти сухим из воды. Тут помогал дождик - по необходимости, можно было хоть немного смыть грязь в дорожной луже.

Так, сумки сняли, цепь сняли, теперь можно снимать колесо. Камера была почти полностью сдутая. С помощью приборов, сняли покрышку с колеса, вытащили проколотую камеру. Проверили внутреннюю сторону покрышки, нашли злополучный гвоздь. Достали запасную камеру, слегка накачали её (насос тоже с собой, как же тут без него), запихали в покрышку, с помощью приборов натянули покрышку на колесо, докачали воздух. Дальше в обратном порядке: колесо, цепь, сумки… весь процесс занял у меня минут тридцать. Задание я выполнил успешно, но один ляп всё-таки допустил: покрышку надел задом наперёд. Как я узнал позже, особого вреда от этого нет, просто покрышка изнашивается по другому, и выброс дорожной воды из под колеса производится немного хуже. Собирался после приезда поставить всё на своё место, да вот уже четыре недели прошло, а покрышка так и стоит…

Короче говоря, заменил я камеру, и продолжил свой путь к славному городу Томакомаю, в повышенном темпе, ибо уже вечерело...

День первый (пятница)

Проснулся довольно рано (по своим меркам), около восьми. Вышел на улицу, на разведку. Шел легкий дождик. Было прохладно. Весна в этом году беспардонно опаздывала.

Первые сомнения появились еще во дворе, когда я начал грузить сумки на велосипед. Я знал, что 300км - не непреодолимое расстояние, знал, что за один день я весьма комфортно наворачиваю около 100км, и что простая арифметика диктует, что в Хакодатэ я приеду в воскресенье где-то в районе полудня. Позади были и поездка на озеро Сикоцу через горный перевал Накаяма-тогэ, и 160-километровая поездка на Сякотан, которую мы сдуру одолели за одни сутки. Но погодные условия тогда были другие. Утренний дождь совершенно не вдохновлял. Казалось бы, что поездку следует отменить.

Сдаваться совсем без боя - не в моем стиле, я решил, что лучше немного помучаться, а потом уже думать, отменять поездку или нет. В любом случае, маршрут в Хакодатэ идет вдоль линии ж/д, так что даже если погода совсем испортится, не пропадешь. Стиснув зубы, я нацепил дождевик и отчалил от дома.

Промок практически сразу. К погоде я был почти готов - свежекупленный дождевик, штаны, чехлы на сумки - почти все было готово к дождю. К сожалению, "почти" в данном случае лишь немного лучше, чем "никак". Тряпишные кроссовки промокли насквозь, и холодный утренний ветер назойливо щекотал пальцы на ногах, предлагая передумать планы на выходные.

Первую остановку сделал неподалеку от станции Наэбо, километров 5 от дома. Там был детский городок с навесом, где можно было спрятаться от дождя и немного собраться с мыслями. В голове назойливо кружила мысль, что таким темпом в Хакодатэ я никак не доеду. Сменил носки на сухую пару - стало чуть-чуть получше. У меня в сумке было еще две-три сухие пары. Решил ехать, пока не кончатся носки, а там уже действовать по обстоятельствам.

Таким образом я доехал до Кита-Хиросимы, 20км от Саппоро. Дорога от Саппоро до Кита-Хиросимы на редкость приятная - есть специальная велосипедная дорожка, которая идет через лес. Нет ни машин, не светофоров - просто едешь и наслаждаешься природой. Вокруг поют птицы, навстречу дует прохладный ветерок… Я даже как-то забыл про мокрые носки. Набравшись позитива, я переоценил ситуацию и пришел к выводу, что если бы не мокрые ноги, то в принципе можно ехать и дальше.

Денег с собой было не очень много, так что я остановил свой выбор на максимально экономном решении. За пару тысяч йен (20 баксов) купил в хозяйственном магазине резиновые сапоги и пару сухих носков. Ходить в таких сапогах не очень удобно, а вот педали крутить - в самый раз. Главное, чтобы ноги были сухие. Таким образом я оказался полностью готовым к данным погодным условиям, и продолжил путь. Следующая точка - Томакомай.

Поездка в Хакодатэ - Вступление

В начале мая мне сделали предложение, от которого я не мог отказаться. Меня пригласили в Хакодатэ засвидетельствовать цветение сакуры. Хакодатэ - это уютненький портовый городок на юге острова Хоккайдо. От Саппоро примерно 300км, но трасса идет через горы, и в один конец ехать часов 5 на машине. В Хакодатэ я был уже много раз, да и за последние несколько лет увидел столько сакуры, что с каждым годом отношусь к ней все безразличнее. Да и какая там сакура, в начале мая-то… снег ведь еще до конца не растаял, а сакуре тепло нужно. Короче говоря, оправдать пятичасовую поездку на машине было нечем.

Тем не менее, отказаться я не мог. Чтобы немного скрасить поездку и придать накрученным километрам хоть какой-нибудь смысл, я решил сменить вид транспорта с машины на велосипед. Так что следующие несколько записей в журнале посвящаются этой поездке.

За всю поездку я получил столько впечатлений, что текст рассказа начал сочинять чуть ли не сразу после приезда. К сожалению, за последние три недели я так и не написал ни строчки - трудовые будни в лаборатории помешали. Успел лишь во время очередного затянувшегося семинара начиркать пару пунктов про наиболее яркие эпизоды. Так что дальше буду писать по памяти. Ждите продолжения.

Конфликт интересов, или случай в лифте

В качестве вступления, анекдот:

Афганистан. Жена идет впереди своего мужа Саида. Наблюдающий за этой картиной мулла возмущается:
- Ты нарушаешь Коран, Саид! Женщина не должна идти впереди мущины!
- Когда писали Коран, дороги не минировали. Вперед, Фатима!

Итак, среда, третья пара. Засиделся в лаборатории и слегка опаздываю на лекцию. Выбегаю на лифтовую площадку, а там... в ожидании лифта левитирует никто иной, как Великая и Могучая Сэнсэй Всея Лаборатории. Тут следует подчеркнуть, что наша сэнсэй -- дама, ибо это в этой истории немаловажно.

Я успеваю выполнить краткий японский реверанс перед сэнсэем. Приходит лифт, двери открываются. Лифт пустой. Будучи настоящим джентльменом, я делаю широкий жест и пропускаю её вперёд. Захожу в лифт вслед за ней, уже понимая, в какую лужу я наступил. Двери закрываются. Сэнсэй начинает издалека:

- Пеньков, а ты разве не знаком с правилами этикета в лифте?
- Виноват, Ваше Превосходительство. Меня воспитали уступать дорогу женщинам, и я никак не могу в себе это побороть.
- Молодец, красиво ответил. Я тебя прощаю. Но учти, что когда будешь работать в японской фирме, то просто так можешь не отделаться.

Лифт прибывает на нужный мне этаж. Двери открываются. Я выполняю прощальный реверанс и пулей вылетаю из лифта. Лекция, опаздываю ведь.

В качестве послесловия, краткое пособие по выживанию этикету в японских лифтах:

- Младший должен управлять лифтом. Как капитан корабля, он обязан покинуть судно последним. Или вообще не покинуть. Или выйти на нужном ему этаже. Последнее -- прощается.
- Под словом "управлять", значится не "стоять у пульта", а именно управлять.
- Управление лифтом в себя включает следующее. Когда лифт прибывает на этаж, нажимать на кнопку "открыть двери", и держать её до тех пор, пока старшие либо выйдут, либо войдут. Убедившись, что двери угрозы для жизни больше не представляют, нажать на кнопку "закрыть двери".

Вы не подумайте, что в японских лифтах двери работают только в ручную -- они и сами открываются, и закрываются. Но кнопки нажимать ты должен. Этикет такой.

Исходя из всего этого, своим широким жестом я пустил сэнсэя вперёд по минному полю. Настоящий джентльмен. Вывод: пользуйтесь лестницей, там правила этикета намного проще.

Прибавление к семейству

До недавних пор я был ярым противником любых компьютерных устройств без клавиатуры: айфонов, айпадов и прочего добра. Как программисту, для меня компьютер в первую очередь являлся устройством для ввода текста -- а без клавиатуры текст вводится как-то не шустро. Но всё это изменилось в начале года -- под предлогом необходимости спутниковой навигации (а в связи с внезапной вспышкой междугородних разъездов на велосипеде, такая необходимость действительно была -- об этом в другой раз), я приобрёл свой первый смартфон. Следуя примеру знающих друзей-первопроходцев, я остановил свой выбор на Samsung Galaxy S2, и не пожалел -- он мне понравился почти сразу, и я с удовольствием пользуюсь им каждый день. Я внезапно понял, что проводя бОльшую часть суток в мучениях над кодом в лаборатории, я как-бы не осознавал, что помимо ввода текста компьютер полезен и для других вещей, для которых клавиатура вовсе не обязательна -- чтения, например. В данных случаях, клавиатура даже мешает. К сожалению, экран на S2 недостаточно велик, чтобы на нём что-то читать длительное время. И я начал посматривать на планшетники.

На покупку решался я довольно долго. С одной стороны, дико душила жаба. У студентов, пускай даже на гос. стипендии, лишние деньги бывают очень редко. С другой стороны... нет, пожалуй, кроме Жабы препятствий никаких не было. Критический момент настал примерно две недели назад, когда заглянув в календарь, я узрел что на недели нам грозит семинар длиной на целых 7-8 часов. Про семинары в нашей лаборатории будет отдельная песня -- они того полностью заслуживают. Суть в том, что на всём протяжении семинара следует внимательно слушать бубнящих себе под нос докладчиков, и ничем другим не заниматься. Т.е. ноутбуки, учебники и пр. материал приносить нельзя. Насчёт планшетников, правда, почему-то делают исключение. Возможно потому, что их можно спрятать за тетрадку, сделав вид, что делаешь заметки о важнейшем докладе. Я понял, что 7-8 часов (а это почти равняется перелёту из Токио в Сидней, на который требуется чуть больше девяти часов) я просто так не просижу, и направился в местный магазин-гаджетник. Выбирать долго я не стал -- после полгода общения с S2, мне Андройд очень понравился, и обговорив дело с Жабой (был недавно день рожденья, скоро Новый Год, выплата очередной стипендии не за горой, туда-сюда), я взял довольно стандартный, но положительно отличившийся в обзорах андройдовый планшетник -- Galaxy Nexus 7.

Мне продолжает фартить с выбором гаджетов. Новый планшетник мне очень понравился. Семинар пролетел совершенно незаметно, а по его окончанию я вычитал кучу интересного из блогов, и воскресил интерес к шахматам. Но больше всего в планшете мне нравится то, что теперь можно читать блоги и пр. где угодно и в любом положении. Когда пару недель назад я лежал дома на больничном с норовирусом, то чуть себе шею не свернул, "работая" на ноутбуке лёжа. А теперь перед сном запросто можно пропустить пару партий в шахматы. В шахматы я играю довольно хреново, но у нас в январе-феврале будет куча семинаров, так что все возможности исправиться у меня есть.

Иппацу-гэй (一発芸)

На неделе стал свидетелем древнего японского обычая с тайным названием иппацу-гэй. Если честно, я не знаю, насколько он древний. Могу лишь точно сказать, что за два с лишним года пребывания в Японии, с ним я встречался раза три-четыре. Пару раз пришлось даже поучавствовать. Но об этом чуть позже.

Название обычая расшифровывается довольно просто: краткое выступление, исполняемое в обязательном порядке перед всеми присутствущими. Что-то из серии "когда выходишь на эстраду...". Форма и содержание бывает и свободная, и назначаемая старшими в добровольно-принудительном порядке. Первый вариант я встречал наиболее часто в нашей лаборатории, где всё как правило довольно культурно. В данном случае, участник исполняет какой нибудь фокус, играет на гитаре/балалайке/волынке и пр., поёт, танцует, и т.д. Главная цель -- развлечь присутствующих. При возможности желательно (лично для исполняющего), провести дело так, чтобы потом не было слишком стыдно, но это часто конфликтует с главной целью и получается не всегда.

Итак, иппацу-гэй в нашей лаборатории. Участники -- новобранцы-третьекурсники, отважившиеся посвятить три года своей жизни пребыванию в строжайших условиях -- репутация у нашей лаборатории такая. После трёх-четырёх банок пива объявляется начало обычая. Кидают жребий -- первым придётся выступать долговязому парню из Сидзуоки. Парень то-ли перепил, то-ли растерялся, то-ли был совершенно не готов... не знаю, но все 5 минут его выступления я думал только об одном: скорее бы всё это кончилось. Сначала он попробовал симитировать звук бензопилы. Получалось у него хреново, но парень был упорный -- жужжал не меньше минуты. Потом перешёл на звук вертолёта, но и это у него особо не получалось. Гвоздём его выступления стал звуковой эффект из хитовой игры "Супер Марио", после чего его "на бис" заставили ещё раз пожужжать бензопилой, для профилактики, и усадили на место. Его товарищи, к сожалению, оригинальностью тоже не отличились: озвучивали японские мультики и имитировали разных персонажей. Один студент сорвал майку, и на глазах у всех пару минут демонстрировал боди-билдинг. На груди фломастером было написано что-то типа "Ура! Меня приняли в вашу лабораторию!". Фигура у парня действительно была хорошая (я с ним даже пару раз в клубе по дзюдо боролся), но наш профессор его выступление не очень оценила... Спас вечер студент из Сирии, который исполнил довольно простой, но очень интересный фокус. Вот этот:

http://www.youtube.com/watch?v=pfw-9RjW_GA

Фишку с первого раза никто не просёк, так что ради интереса его попросили повторить фокус ещё разок (не честно, но здесь это никого не волнует).

Пару лет назад мне тоже пришлось учавствовать в таком обычае. Я решил исполнить фляк-вперёд (после гимнастики, борьбы и дзюдо -- вещь довольно пустяковая). Всё прошло довольно успешно, только я не совсем расчитал расстояние и задел стул на "взлёте". К счастью, кроме стула никто не пострадал.

В менее формальных обстановках (например, в танц-клубе, в который я ходил чуть больше года) условия обычая куда жёстче. Туту о достоинстве выступающих никто особо не заботится. Для особо эффекта заставляют выступать голышом (ну или в минимально-одетом виде). Японцы -- народ культурный, так что девушки от активного участия в этом безумии исключаются. Парней спасает одно: в данном случае почти все присутствующие -- и зрители, и участники -- пьяны до нельзя, и на следующий день уже всё будет забыто.